Пн, 02.08.2021, 04:34
...
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Отшельник | RSS
Главная » Статьи » Книги » Книга "Падшие"

Первая глава "Прекрасный незнакомец" (отредактированная версия)
Глава 1. Прекрасный незнакомец.

Люси оказалась на, освещённой флюорисцентными лампами, площадке школы Креста и Меча. Она должна была быть здесь ещё 10 минут назад. Бочкообразный дежурный с румяными щеками и планшеткой, зажатой под мышкой, уже отдавал распоряжения - это означало, что Люси опоздала.
- Итак, запомните, здесь имеются медпункт, постели и красные лампочки (имеется ввиду красные сигнализаторы на камерах слежения) - рявкнул дежурный на группу из трёх студентов, которые стояли к Люси спиной.
- Запомните эти основы и никто не пострадает.
Люси поторопилась присоединиться к группе. Она пыталась понять, а правильно ли она заполнила всю ту кипу необходимых бумажек, был ли этот коротко стриженный дежурный женщиной или мужчиной, поможет ли ей кто-нибудь с её неподъёмной сумкой, было ли решение родителей привезти Люси сюда порождено вспышкой гнева или они решили от неё избавиться. Они угрожали продать её машину в течение лета и теперь у них была весомая причина. В новой школе Люси никто не мог иметь машину. Точнее, в новой коррекционной школе.
Она до сих пор не привыкла к этому термину.
- Не могли бы вы, хм, не могли бы повторить еще раз? - спросила она дежурную. "Что по поводу, медпункта?
Что ж, смотрите откуда ветер дует. - Громко промолвил дежурный, а затем продолжил
медленнее:
- Медпункт, для тех студентов, кто сидит на таблетках, для того чтобы чувствовать себя нормально и всё такое...
Всё таки это женщина, подумала Люси , изучая дежурную. Даже самый ехидный мужчина не смог бы произнести это таким слащавым голосом.
- Ну что ж по делом мне. - Желудок Люси сжался. - Медпункт.
Она больше не принимала лекарства. После случая прошлым летом, доктор Сэнфорд, её лечащий врач в Хопкинтоне- это кстати и было причиной послать её в школу - интернат в Нью Хемпшире-снова захотел возобновить лечение препаратими. Но ей всё же удалось убедить его в своей психической устойчивости, и после месяца анализов её избавили от приёма психотропных препаратов.
Именно поэтому она начинала свой выпускной год в школе Креста и Меча на месяц позже его официального академического начала. Быть новичком всегда трудно и Люси действительно переживала как она вольётся в коллектив, где все уже давно свои. Но сегодня она убедилась, что она не единственная вновь прибывшая.
Она тайком взглянула на трёх студентов, стоящих неподалёку от неё. В своей последней школе приготовительный Дувр, в первый день в кампусе она встретила свою лучшую подругу Калли. В кампусе, где все остальные студенты практически отучились вместе, этого было бы достаточно, что Люси и Калли были единственными детьми без наследства. Но у этих двух девочек не заняло много времени, чтобы понять, что они такие же фанатки старых фильмов, особенно когда речь идёт об Альберте Финни. После их первого учебного года, просмотрев Двое на дороге ни одна из них так и не смогла сделать поп-корн без включения пожарной сигнализации. Пока что.... пока они не забыли об этом.
Сегодня по бокам от Люси стояли два мальчика и девочка. Девочка казалась довольно стройной, косметически-симпатичная блондинка, с пастельно-розовым маникюром, который соответствовал ее пластиковой обертке.
- Я - Габби – пропела она, озарив Люси широкой улыбкой, которая исчезла так же быстро, как и появилась, даже прежде, чем Люси смогла произнести свое собственное имя. Уменьшающийся интерес девочки напомнил Люси больше о южной версии девчонок в Дувре, чем о ком-то, кого она ожидала встретить в Мече и Кресте. Люси не могла решить, успокаивало это или нет, более того, она не могла и вообразить, что такая девушка могла делать в коррекционной школе.
Справа от Люси стоял парень с короткими каштановыми волосами, карими глазами и веснушками по всему носу. Но от того, что он даже не встретил ее взгляд, а только продолжал теребить заусеницу на большом пальце, у девушки создалось впечатление, что он, как и она, вероятно, все еще оглушен и смущен, тем, что оказаться здесь.
Парень слева, по другую руку, больше соответствовал представлению Люси об этом месте. Он был высокий и худой, с сумкой ди-джея через плечо, лохматыми черными волосами и большими глубокопосажеными зелеными глазами. У него были полные губы, а за такой естественный розовый цвет большинство девочек убили бы. На задней стороне шеи была черная татуировка в форме солнечных лучей. Казалось, будто пылала на его светлой коже, начинаясь от края его черной футболки.
В отличие от других двух, когда этот парень встретил ее пристальный взгляд, он выдержал его и не отвел. Его губы расположились в прямую линию, но глаза были живыми и теплыми. Все еще стоя как статуя, он пристально смотрел на нее, создавая впечатление, что и она прикована к месту. Она медленно вдыхала. Тот взгляд был интенсивен, он очаровывал, и, ну, в общем, немного обезоруживал.
Несколько раз кашлянув, дежурный прервал оцепенение парня. Люси покраснела и притворилась, что очень занята расчесыванием своих волос.
- Те из вас, кто усвоил правила свободны, могут уйти, после того как оставят свои личные вещи. - Дежурная жестом указала на большую картонную коробку, на которой было написано большими черными буквами:"ЗАПРЕТНЫЕ ВЕЩИ". - Когда я говорю свободны, Тод - она положила руку на плечо веснушчатого парня, заставив его подпрыгнуть - это означает, что вы должны пойти к гимназии, где встретите назначенных вам гидов. Ты, - она указала пальцем на Люси - оставь свои вещи и подойди ко мне.
Четверо из них переместились к коробке, и сбитая с толку Люси наблюдала, как другие студенты начали освобождать карманы. Девочка вытащила трехдюймовый розовый Швейцарский Армейский нож. Зеленоглазый парень неохотно сваливал баллончик краски и резак. Даже несчастный Тод опустил несколько коробков спичек и небольшой контейнер со светлой жидкостью. Люси чувствовала себя почти глупой, что не скрывала подобное у себя. Но когда она увидела, что другие ребята достали из карманов и бросили в коробку сотовые телефоны, она сглотнула.
Наклонившись вперед, чтобы прочесть ЗАПРЕТНЫЕ ВЕЩИ, написанные немного ближе, она увидела, что сотовые телефоны, пейджеры, и все двухсторонние радиоустройства строго запрещались. Было достаточно плохо, что она не могла иметь автомобиль! В кармане Люси сжала в потной руке свой сотовый - ее единственная связь с внешнем миром. Когда дежурная увидела взгляд на своем лице. Люси получила несколько быстрых ударов на щеке. - Не падай в обморок при мне, деточка, они платят мне не достаточно, чтобы оживлять. Кроме того, у вас будет один звонок в неделю в главной прихожей.
Один звонок... раз в неделю? Но…
В последний раз она смотрела на телефон и увидела, что получила два новых сообщения. Казалось невозможным, что это будут два ее последних сообщения. Первое было от Калли.
Позвони немедленно! Я прождала всю ночь… так что уже готова. И помни мантру, которой я учила тебя. Ты выживешь! Кстати, если это важно, я думаю, все совершенно забыли о...
В типичной для Калли манере, она продолжила настолько долго, что дрянной телефон Люси сократил сообщение до четырех строчек. В некотором смысле, Люси почти вздохнула с облегчением. Она не хотела читать о том, как каждый из ее старой школы уже забыл, что случилось с нею; о том, что она сделала, чтобы зарыть себя в этом месте.
Она вздохнула и опустилась ко второму сообщению. Оно было от мамы, которая только несколько недель обрела навык печатания сообщений, и которая конечно же не знала об одном-звонке-раз-в-неделю, иначе она никогда бы не оставила свою дочь здесь. Так ведь?
Малышка, мы всегда думаем о тебе. Будь умницей и пытайся есть достаточно белка. Пиши когда можешь. Любим, Мама и папа.
Со вздохом Люси поняла, что её родители, должно быть знали. Как ещё можно было объяснить их вытянутые лица, когда она помахала им на прощанье этим утром у школьных ворот, держа вещевой мешок? За завтраком она попыталась шутить, что окончательно потеряет ужасный акцент Новой Англии, который она приобрела в Дувре, но её родители даже не подумали улыбнуться. Она думала, они ещё сходят с ума по ней. Они никогда не повышали голос на нее, что означало, что Люси действительно всё испортила, они только молчали. Теперь она поняла их странное утреннее поведение: её родители уже скорбили о том, что не будут ежедневно общаться с единственной дочерью.
- Мы все еще ждем одного человека – пропела дежурная - Интересно, кого. Внимание Люси переключилось обратно на Коробку Опасностей, которая теперь наполнялась контрабандой, которую она даже не признавала. Она могла чувствовать, что зеленые глаза темноволосого парня уставились на нее. Она обернулась и заметила, что каждый смотрел на нее. Ее очередь. Она закрыла глаза и медленно раскрыла пальцы, позволяя телефону выскользнуть из ее хватки и упасть с грустным ударом на вершину кучи. Звук того, что она теперь будет одинока.
Тод и Габби направились к двери, даже не смотря в сторону Люси, но третий
мальчик повернулся к сопровождающему лицу.
- Я могу проводить ее, - сказал он кивая на Люси.
- Это не твое дело, - ответила она автоматически, как-будто ожидала этот разговор. - Ты вновь студент - это означает ограничения такие же как и у новичка. Назад к первому квадрату. Если
тебе это не нравится, ты должен был дважды подумать перед тем, как нарушить условно-досрочное освобождение.
Мальчик неподвижно стоял, ничего не выражая, поскольку дежурная оттаскивала Люси, которая напряглась на фразе "условно-досрочное освобождение", в конец пожелтевшего зала.
- Двигайся! – сказала она, будто только что ничего не произошло. - Спальни - Она указала на западное окно, отделявшее основное здание из шлакобетона. Люси могла видеть Габби и Тодда, медленно перемещающихся по отношению к ним, с третьим медленно идущим парнем, как-будто догнать их - было последней вещью в списке дел, которые он сделает.
Общежитие было огромным и квадратным, твердый серый блок здания, толстые двупольные двери которого ничего не говорили о возможности жизни в них. Большая каменная мемориальная доска стояла в середине мертвой лужайки, и Люси вспомнила слова Вебсайта ПОЛИН ДОРМИТОРИ, высеченные на доске. Это выглядело еще более уродливым на туманном утреннем солнце, чем это смотрелось на плоской черно-белой фотографии.
Даже с этого расстояния, Люси могла увидеть черную плесень облепившую фасад общежития. Все окна были зарешечены рядами толстых стальных прутьев. Она прищурилась. А это колючая проволока, выше забора вокруг здания?
Дежурный смотрел вниз, просматривая документы Люси. "Комната шестьдесят три. Бросьте свою сумку в мой офис с остальной частью своих вещей. Сегодня днём Вы сможете распаковать их.
Люси подтащила свою красную сумку к трем другим неприметным черным чемоданам. Затем она рефлекторно потянулась за телефоном, где она обычно работала ключом в вещах(?), она должна была запомнить. Но раз ее рука обнаружила пустой карман, она вздохнула и взамен запомнила номер комнаты.
Она все еще не понимала, почему она не могла остаться со своими родителями; их дом в Ударе молнии был меньше, чем в получасе от Меча и Креста. Было бы так хорошо, вернуться домой в Саванну, где, как всегда говорила ее мама, даже ветер дул лениво. Более мягкий, более медленный темп Джорджии больше подходил Люси, чем когда-либо Новая Англия.
Но в Мече & Кресте она не чувствовала себя подобно в Саванне. Едва ли можно было себя чувствовать хорошо в безжизненном, пустом месте, куда тебя отправили по настоянию суда. Она подслушала своего папу разговаривающего по телефону с директором школы на днях, который отвечал кивая головой профессору биологии, "Да, да, возможно это будет лучше для нее, чтобы контролировать все время. Нет, нет, мы не хотели бы вмешиваться в Вашу систему."
Очевидно её отец не видел условий надзора за его дочерью. Это место похоже на тюрьму строго режима.
- И что насчёт красных лампочек, про которые вы говорили? - спросила Люси дежурную, готовую освободиться от этого путешествия.
- Красные лампочки - сказала дежурная, указывая на маленькое встроенное устройство на потолке: линза с мигающим красным огоньком. Люси не видела его прежде, но как только дежурная указала на первый, девочка поняла, что они были везде.
- Камеры?
- Очень хорошо, - сказала дежурная, голосом снисходительности. - Мы сделали их видными, чтобы напомнить Вам. Все время, всюду, мы наблюдаем за Вами. Так что не изворачивайся, ты можешь помочь себе.
Каждый раз, когда кто-то говорил с Люси, ей казалось, что она была полной психопаткой, и она приходила к тому, что это была полная правда.
Все лето, воспоминания преследовали ее во снах и в те редкие моменты, когда родители оставляли ее одну. Кое-что произошло в той кабине, и каждый (включая Люси) умер бы, чтобы узнать что именно. Полиция, судья, работник патронажа – все пытались вырвать у нее правду, но, кто бы это ни был, она об этом не говорила. Она и Тревор на протяжении целого вечера шутили, гоняясь друг за другом в колонне кабин на озере, в стороне от остальной части. Она пробовала объяснить, что это была одна из лучших ночей в ее жизни, пока не стала худшей.
Она потратила так много времени, прокручивая ту ночь у себя в голове, слыша смех Тревора, чувствуя его руки, сжимающие ее талию, и пыталась побороть тошноту, убеждая себя, что она действительно невиновна.
Но теперь, каждое правило и регламент в Мече и Кресте, казалось, работали против того факта, все выглядело так, будто она на самом деле была опасна и нуждалась в контроле.
Люси почувствовала крепкую руку на плече.
- Смотри - сказала дежурная. - Если это поможет тебе почувствовать себя немного лучше, то ты далеко не худший случай здесь.
Это был первый гуманный жест, который сделала дежурная по отношении к Люси, и она подумала, что предположительно это заставит ее почувствовать себя лучше. Но, ее послали сюда из-за подозрительной смерти парня, она была сумасшедшей, и, тем не менее, она была "далека от худшего случая здесь"? Люси задавалась вопросом, с чем же точно в Мече и Кресте имели дело.
- Хорошо, организационные вопросы окончены, - сообщила дежурная. - Теперь вы предоставлены сами себе. Вот карта, если вам нужно найти что-либо еще. - Она дала Люси фотокопию нарисованной от руки карты, затем посмотрела на свои часы. - У вас есть час до первого урока, но мои ребята приходят к пяти, так что… - она махнула рукой в сторону Люси - устраивайся. И не забудь, - сказала она, указывая на камеры в последний раз. - Красные лампочки наблюдают за вами.
Прежде, чем Люси смогла ответить, тощая, темноволосая девочка появилась перед ней, тряся длинными пальцами перед лицом Люси.
- Ооооооо - насмехалась девочка призрачным голосом, танцуя по кругу вокруг Люси. - Красные следят за тобооой.
- Убирайся отсюда Арриан, пока я не сделала тебе лоботомию, - сказала дежурная, напутственно, хотя стало ясно по ее первой краткой, но подлинной улыбке, что у нее была некая глубокая привязанность к этой сумасшедшей девушке.
Было также ясно, что Ариана не оплачивала ей ответной любовью. Она дурачась передразнивала движения дежурной, а затем уставилась на Люси, чтобы смутить её.
- И только за это - сказала дежурная, набрасывая яростное замечание в записной книжке. - Ты заработала себе задание показать все Маленькой мисс Саншайн сегодня.
Она указала на Люси, которая никак не выглядела солнечно в своих черных джинсах, черных ботинках и черном топе. Под "графой" дресскод на сайте Меча и Креста радостно утверждали, что, пока студенты были на хорошем поведении, они могли свободно одеваться, как им нравилось, только с двумя маленькими условиями: стиль должен быть скромным, а цвет - черным. Не много свободы.
Слишком большая водолазка, скорее похожая на мамину, в которую ее заставили одеться сегодня утром, не скрывала ее недостатков, а наоборот скрывала достоинства: Ее густые темные волосы, когда то доходившие ей до талии, были почти полностью обстрижены. Пожар не коснулся ее головы, но ее волосы были неоднородно подпалены, так что после долгой, молчаливой дороги домой из Дувра, мама посадила Люси в ванной, достала электрическую бритву отца, и молча сбрила ее волосы. За лето, волосы отросли ровно настолько, чтобы ее когда-то завидные кудри теперь неуклюже свисали чуть ниже ушей.
Арриана оценивала ее, постукивая одним пальцем по бледным губам. "Идеально", - сказала она, шагнув вперед, чтобы обнять Люси. "Я только подумала, что действительно могу использовать нового раба.
Дверь в прихожей распахнулась, и вошел высокий парень с зелеными глазами. Он покачал головой и сказал Люси:
- Здесь не боятся обыскивать догола. Так что, если ты прячешь, хоть какую-то из опасных вещей - он поднял бровь и сбросил горстку чего-то неопределенного в коробку - наберешься неприятностей.
Позади Люси, Арриана рассмеялась на одном дыханием. Голова мальчика дернулась, и когда его глаза зафиксировали Арриану, он открыл рот, затем закрыл его, как-будто был неуверен, к чему преступить.
- Арриан, - сказал он размеренно.
- Кулак - возвратила она.
- Ты знаешь его? - прошептала Люси, задаваясь вопросом - были ли такие же клички в коррекционных школах, как были в подготовительных, таких как Дувр.
- Не напоминай - сказала Арриана, вытягивая Люси за двери в серое и болотистое утро.
Позади главного здания, пустой осколок тротуара ограничивал грязное поле. Трава так перерастала, что оно скорее выглядело как пустующий участок земли, чем школьное общинное поле, но блеклое табло и маленькая груда деревянной открытой трибуны, доказывали обратное.
Вне поля стояли четыре серьезно-выглядящих здания: крайнее левое - общежитие из шлакоблока; огромная уродливая старая церковь вдалеке направо; и, Люси предположила, что две другие экспансивные структуры были классными комнатами.
Весь ее мир был уменьшен до жалкого вида перед ее глазами.
Арриана немедленно свернула с дорожки и повела Люси через поле, усадив ее наверху
одной из заболоченных деревянных трибун.
Соответствующая установка в Дувре кричала «спортсмен-на-тренеровке Лиги Плюща», так что Люси всегда избегала зависать там. Но это пустое поле с ржавыми, исковерканными финишами, говорило абсолютно о другом. Люси нырнула подбородком в ворот ее ложной водолазки.
- Итааааааак - сказала Арриана. - Сейчас ты встретила Ренди.
- Я думала, что его зовут Кулак.
- Мы говорим не о нем - быстро сказала Арриана. - Я имею ввиду женщину-мужчину вон там " Арриана дернула головой к офису, где они оставили дежурного перед телевизором "Как ты думаешь, чувак или цыпочка?
- Эээ, цыпочка? - сказала Люси неуверенно. - Это - проверка?
Арриана скривила рожицу. - Первая из многих. И ты прошла. По крайней мере, я думаю, что ты прошла. Большая часть факультета спорят по этому поводу. Не волнуйся, ты привыкнешь к этому.
Люси подумала, что Ариана пошутила, когда повеяло прохладой. Но это всё тут так сильно отличалось от Дувра. В её старой школе, где носили зелёные галстуки, напомаженные будущие сенаторы, фактически сочились медленно через залы в благородной тишине, где деньги, казалось, возвышались над всем.
Более чаще чем нужно, другие Дуврские дети бросали Люси не-пачкай-белые-стены-своими-отпечатками косые взгляды. Она пробовала представить Арриану там: бездельничая на открытой трибуне, говоря громкую грубую шутку своим острым голоском. Люси пыталась вообразить, что Калли могла бы подумать об Арриане. Таких никто не любит в ее Дувре.
- Ладно, проехали, - сказала Арриана. Плюхнувшись на верхнюю скамейку и помахав рукой Люси, она сказала: Что же ты сделала, чтобы попасть в это место?
Тон Аррианы был игрив, но внезапно Люси села. Это было смешно, но она надеялась пройти через свой первый школьный день без прошлого, ползающего и отнимающего ее от ее тонкого фасада спокойствия. Конечно, люди здесь хотели знать.
Она могла чувствовать кровь, стучащую в висках. Это случилось всякий раз, когда она пыталась думать – действительно вернуться назад – в ту ночь. Она никогда не переставала чувствовать себя виновной в том, что случилось с Тревором, но она также пробовала действительно тяжело не завязнуть в тенях, которые к настоящему времени были единственными вещами, которые она могла помнить о несчастном случае. Те темные, неопределимые вещи, о которых она никогда не сможет никому рассказать.
Она начала говорить Тревору о странном присутствии, что она ощущала той ночью, о тёмных силуэтах над их главам, угрожающих испортить их идеальный вечер. Конечно, к тому времени было уже слишком поздно. Тревор ушел, его тело обгорело до неузнаваемости, и Люси была... она была...виновна?
Никто не знал о темных силуэтах, которые она иногда видела в темноте. Они всегда приходили к ней. Они приходили и уходили так долго, что Люси даже не могла вспомнить первый раз, когда она увидела их. Но она помнила первый раз, когда она поняла, что тени не приходили к каждому - или фактически, ни к кому, кроме нее. Когда ей было семь, ее семья было на каникулах в «Голове-Хилтон», и родители взяли ее в поездку на лодке. Был почти закат, когда тени начали прокручиваться над водой, и она обернулась ее отцу и сказала:
- Что ты делаешь, когда ониприходят, папа? Почему ты не боишься монстров?
Там не было никаких монстров, уверили ее родители, но повторная настойчивость Люси на присутствии кое-чего шаткого и темного получила ей несколько назначений к семейному окулисту. Затем стекла, и затем назначения к ЛОРу после того, как она сделала ошибку в описании хриплого свистящего шума, который иногда создавали тени - и потом терапия, а затем еще больше терапии, и наконец, предписание на антипсихотическое лечения.
Но ничто, из когда-либо сделанного, не заставило их уйти.
Когда ей было четырнадцать, Люси отказалась принимать таблетки. Это произошло, когда они нашли доктора Санфорда и Дуврскую Школу поблизости. Они прилетели в Нью-Хэмпшир, и отец повез их арендованный автомобиль по длинной изогнутой дороге к особняку на вершине под названием - Теневые Пустоты. Они высадили Люси перед мужчиной в лабораторном халате и спросили, до сих пор ли она видит свои "видения". Ладони родителей потели, поскольку они сжали ее руки, брови сошлись с опасением, что что-то ужасно неправильное было с их дочерью.
Никто не пришел и не сказал, что, если бы она не сказала доктору Санфорду то, что все они хотели, чтобы она сказала, она могла бы увидеть намного больше в Теневых Пустотах. Когда она солгала и повела себя нормально, ей разрешали зарегистрироваться в Дувре, но только с посещением доктора Санфорда два раза в месяц.
Люси разрешили прекратить принимать ужасные пилюли, как только она начала притворяться, она не видела больше теней. Но у нее все еще не было никакого контроля над тем, когда они могли появиться. Все, что она знала, было внутренним списком мест, куда они приходили к ней в прошлом: густые леса, темная стоячая вода - места, которых она избегала любой ценой. Все, что она знала, было то, что, когда они появлялись, то обычно сопровождались холодным ознобом под кожей, вызывая отвратительное чувство, не похожее на что-либо.
Люси присела на одну из трибун и нажала пальцами на виски. Если она должна рассказать обо всем сегодня, она должна засунуть свое прошлое поглубже в голову. Она не могла вспоминать то, что случилось с ней той ночью, поэтому не было никаких шансов, чтобы рассказать ужасные подробности какой-то странной маниакальной незнакомке.
Вместо ответа, она смотрела на Арриану, которая развалилась на трибуне, надев ужасные солнцезащитные очки, закрывавшие наиболее привлекательную часть ее лица. Трудно поверить, но она, похоже, тоже уставилась на Люси, потому что через пару секунд она вскочила и ухмыльнулась.
- Подстриги мои волосы как свои, - сказала она.
- Что? - ахнула Люси. - Твои волосы прекрасны.
Это было правдой: у Аррианы были длинные, толстые кудри, которые Люси так отчаянно потеряла. Ее свободные черные завитки искрились в солнечном свете, испуская только примесь красного. Люси заправляла волосы за уши, даже при этом, они не были достаточно длинными, чтобы сделать что-нибудь, но пустота отступает перед ними.
- Красивая причёска, - сказала Ариана. - Твои сексуально, прямые. И я хочу так.
- О, ммм, хорошо… – сказала Люси. Это был комплимент? Она не знала, предполагалось ли ей быть польщенной или разгневанной, к тому же, Арриана допускала, что могла бы иметь то, что хотела, даже, если это что-то принадлежало кому-то другому. - Куда мы пойдем за…

Продолжение

Категория: Книга "Падшие" | Добавил: Joy (24.01.2010)
Просмотров: 887 | Теги: Книга Падшие | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Мини-чат
500

Категории
Книга "Падшие" [24]
Книга "Падшие" - любительский перевод

Форма входа

Опрос
Ваша любимая книга из серии "Падшие"?
Всего ответов: 184

Статистика

Наш Баннер