Чт, 24.01.2019, 12:47
...
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Отшельник | RSS
Главная » Статьи » Книги » Книга "Падшие"

Одиннадцатая глава "Грубое пробуждение"(отредактированная версия)
"Ты испугалась?"-спросил Даниэль. Его голова была наклонена набок, его мягкие волосы были растрепаны и стояли вихрем. Она находилась в его объятиях. Его руки обвивали ее талию так нежно как шелк. Ее собственные руки обвились вокруг его шее
Она была испугана? Ох, конечно нет. Она была с Даниэлем. Наконец. В его объятиях. Если б она была испуганной? Она не могла быть уверенной, что чувствовала. Она не знала где находилась
Она могла чувствовать запах дождя. Но они оба. Она и Даниель были сухими. Она чувствовала на себе длинное белое шелковое платье, спускающееся вниз по ее лодыжкам. Люси испытывала сожаление, смотря на закат. Словно б она могла остановить уходящее солнце. Так или иначе она знала, эти уходящие лучи солнца драгоценны для нее также как последние капли воды во фляге.
"Ты будешь со мной?"- спросила она. Ее голос был почти как шепот, не громче низкого стона. Вокруг них было чисто и никого не было. Рука Даниэля сильнее обхватила ее талию так, что она могла ощущать аромат его кожи. Его дыхание
"Навсегда"-Прошептал он. Приятный звук его голоса наполнил ее
У него на лбу слева была небольшая царапина, но она тут же забыла об этом, стоило Даниэлю прикоснуться к её щеке и приблизить её лицо. Она отклонила голову и почувствовала, что всё её тело расслабилось в предвкушении.
В конце концов, его губы коснулись ее губ с непреодолимым желанием, так что она не могла вздохнуть. Он целовал ее так, как будто она принадлежала ему, так естественно, как будто она была его давно утраченной половинкой, которую он, наконец, возвратил себе.
И тут пошел дождь. Вода намочила их волосы, стекала по лицам и попадала в рот. Дождь был теплым и опьяняющим, как и их поцелуй.
Люси протянула руку ему за спину, чтобы прижать его ближе и ее рука скользнула по чему-то бархатному. Она провела одной рукой по этому, затем другой, пытаясь определить, где оно заканчивается, и затем взглянула в ярко светящееся лицо Даниэля.
Что-то развернулось за его спиной.
Крылья. Они медленно, и без усилий взмахивали, блестя и переливаясь под дождем. Ей показалось, что она видела их и прежде, или возможно, что-то похожее на них, когда-то.
"Даниэль" сказала она задыхаясь. Крылья захватили ее взгляд и ее разум. Они отражали в себе миллионы цветов, заставляя ее сердце сжаться. Она старалась смотреть куда угодно в другое место, но куда бы не падал ее взгляд, все что она могла видеть позади Даниэля было бесконечное розово-голубое закатное небо. Пока она не посмотрела вниз и это была последняя мысль.
Земля.
В тысяче футах под ними.
Когда она открыла глаза, было слишком ярко, ее кожа была слишком сухой, и у нее была острая боль в затылке. Небо пропало, в прочем как и Даниэль.
Еще один сон.
Но на этот раз, оставивший ее с болезненным чувством желания.
Она лежала на больничной койке, в комнате с белыми стенами. Слева от неё тонкая бумажная ширма, была задернута на половину, отделяя ее от суетящихся людей с другой стороны.
Люси осторожно коснулась ушибленного затылка и хныкнула.
Она попыталась стерпеть боль. Она не знала, где находится, но у нее было инстинктивное чувство, что она была вне стен Меча и Креста. Ее волнистое белое платье – она разгладила его края – было ничем иным, как больничной одеждой. Она почувствовала, как просыпается, ото сна, и все его части ускользают от нее - все кроме тех крыльев. Они были настолько реальными. Их прикосновение такое, бархатистое и воздушное. Ее желудок скрутило. Она сжала и разжала пальцы, ничего не нащупав, кроме пустоты.
Кто-то схватил и сжал ее правую руку. Люси быстро повернула свою голову и вздрогнула. Она предполагала, что она одна. Габби сидела на краю синего выцветшего складного стула, досадно признавать, но казалось цвет стула, подчеркивал цвет ее глаз.
Люси хотела отстраниться, ну или на крайний случай, ожидала, что захочет отстраниться, но тогда Габби очень тепло улыбнулась ей, только это дало Люси почувствовать себя в безопасности и она поняла, что была рада оказаться не одна.
"Что из всего этого мне приснилось?" пробормотала она.
Габби рассмеялась. На столе рядом с ней стояла баночка с кремом для кутикулы, и она начала втирать белую, душистую, пахнущую лимоном субстанцию в ногти Люси. "Смотря что ты видела," - заметила она, массируя пальцы Люси. - "Но сны не стоит брать в голову. Я знаю, что если мир вокруг вдруг начинает переворачиваться вверх дном, ничто так не успокаивает, как маникюр".
Люси посмотрела вниз. Она никогда особо не ухаживала за ногтями, но слова Габби напомнили ей о матери, которая всегда предлагала пойти в маникюрный салон, когда у Люси был плохой день. Пока Габби медленно работала над ее пальцами, Люси удивлялась, как много она оказывается, упустила за эти годы.
"Где мы?"-спросила она
"Госпиталь Лиллватера"
Ее первая поездка за пределами кампуса, и она попала в больницу недалеко от дома ее родителей. В прошлый раз она была здесь, когда упала с велосипеда и ей наложили три шва на локоть. Ее отец был тогда с ней. Сейчас его здесь не было.
"Как давно я здесь?" спросила она.
Габби посмотрела на часы на белой стене и сказала:" Они нашли тебя без сознания от того, что ты надышалась дыма, приблизительно около одиннадцати часов прошлой ночью. Это стандартная процедура, звонить в службу скорой помощи, когда они находят интернатского ребенка без сознания, но не беспокойся, Ренди сказал, что они собираются выпустить тебя отсюда очень скоро. Как только твои родители дадут согласие..."
"Мои родители здесь?"
"И полны заботы об их дочери, вплоть до растрепанных кончиков волос твоей мамы. Они находятся в коридоре, утопают в документах. Я сказала им, что я присмотрю за тобой.
Люси простонала, прижимаясь лицом к подушке, это снова вызвало у нее сильную боль в затылке.
"Если ты не хочешь их видеть.."
Но Люси простонала не из-за своих родителей. Ей до смерти хотелось их увидеть. Она вспомнила библиотеку, пожар и новый вид теней, становившихся все более ужасающими каждый раз, когда они находили ее. Они всегда были темными и неприглядными, они всегда заставляли ее нервничать, но прошлой ночью казалось, как будто теням было что-то нужно от нее. А потом было еще что-то, поднимающая вверх сила, освободившая ее.
"Что ты там увидела?" спросила Габби, склонив голову и махая рукой в воздухе перед лицом Люси. "О чем думаешь?"
Люси понятия не имела, из-за чего вдруг Габби стала к ней так добра. Помощница медсестры точно не походила на работу, которую она могла бы добровольно на себя взвалить, да и парней, ради которых она могла бы стараться, тут не наблюдалось. Габби не скрывала, что Люси ей не нравится. Но она и не появилась бы тут против своей воли, не так ли?
Но даже несмотря на то, что Габби была здесь, хоть как-то объяснить происшедшее прошлой ночью не удавалось. Ужасная, отвратительная встреча в холле. Ирреальное чувство, когда её проталкивали сквозь темноту. Странный, непреодолимый столб света.
"Где Тодд?", спросила Люси, вспоминая испуганные глаза мальчика. Она потеряла контроль над ним, полетела, а потом...
Бумажная занавеска внезапно отдёрнулась, и возникла Арриана на роликовых коньках и в красно-белой униформе конфетного офицера. Её короткие чёрные волосы были скручены на макушке в несколько маленьких шишечек. Она въехала, неся поднос с тремя кокосовыми орехами, украшенными разноцветными зонтиками и соломинками.
"Теперь пусти меня," - сказала она хрипло и в нос. - "Кладёшь лайм в кокос и пьёшь их вместе - оу, какие вытянутые лица. И чему же я помешала?"
Арриана повернулась, плюхнулась на кровать в ногах Люси и потянулась к кокосу с качающимся розовым зонтиком.
Габби подскочила и первой схватила кокос, фыркнув при виде содержимого. "Арриана, она едва-едва оправилась от травмы," - упрекнула она. - "И чтобы ты была в курсе, ты прервала наш разговор о Тодде".
Арриана выпрямилась. "Вот именно поэтому ей и нужно кое-что бодрящее," - заспорила она, притягивая к себе поднос, пока они с Габби уставились в кокос.
"Ну ладно," - сказала Арриана, - "я дам ей этот ваш старый скучный напиток". Она протянула Люси кокос с синей соломинкой.
Люси испытывала что-то вроде посттравматического шока. Где они достали всё это? Пустые кокосы? Коктейльные зонтики? Больше всего это было похоже на то, как если бы она вдруг умерла в исправительной школе, а очнулась где-нибудь в клубе.
"Где вы ребята достали все это?" спросила она. "Я имею в виду, спасибо, но..."
"Мы объединяем наши силы, когда нам нужно", сказала Арриана, "Роланд помогает."
Трое девушек сидели, пили ледяные сладкие напитки, пока Люси уже больше не могла выдерживать неизвестность. "Так что с Тоддом?.."
"Тодд," сказала Габби, прочищая горло. "Дело в том... он просто надышался дымом гораздо больше чем ты, дорогая"
"Да нет", спорила Арриана. "Он сломал шею"
Люси ахнула, и Габби запустила в Арриану своим коктейльным зонтиком.
"Что?" Спросила Арриана. "Люси может выдержать это. Если она узнает это в любом случае, зачем подслащать пилюлю?"
"Эти данные еще неизвестны", сказала Габби, выделяя каждое слово.
Арриана пожала плечами. "Люси была там, она должна была видеть"
"Я не видела, что произошло с ним", сказала Люси. "Мы были вместе и затем каким-то образом разделились. У меня было плохое чувство, но я не знала" прошептала она. "Так он..."
"Покинул этот мир" сказала Габби мягко.
Люси закрыла глаза. Что-то холодное, не имеющее ничего общего с напитком, растекалось по телу. Она вспомнила сумасшедшую колотьбу Тодда по стенам, его потную руку в своей ладони, когда тени рычали на них сверху, ужасное мгновение, когда их разделило и она была слишком слаба, чтобы подойти к нему.
Он видел тени. Люси была уверена относительно этого теперь. И он умер.
После смерти Тревора, не было и недели, что прошла без письма ненависти, находящего свой путь к Люси. Ее родители сперва пытались проверять почту, прежде чем она могла читать ядовитые вещи, но слишком многие из них дошли до неё. Некоторые письма были написаны от руки, некоторые набранные , одно письмо было даже вырезано из журнала, стиль записки о выкупе. Убийца. Ведьма, они называли ее достаточно жестоким имена в написанном письме, которое вызвало достаточно много страданий, что держало ее взаперти дома все лето.
Она думала, что сделать как можно больше, чтобы уйти от этого кошмара: оставить прошлое позади себя, когда она пришла в Меч & Крест, уделяла особое внимание ее урокам, дружбе... Боже мой. У нее перехватило дыхание. "Что с Пенни"? спросила она, закусив губу.
"С Пенни все в порядке ", сказала Арриана. "Она на всех первых страницах рассказа, как свидетель начала огня. Она и мисс Софи обе вышли, пахнущими как дымовая яма Восточной Грузии, но не в худшем виде".
Люси выдохнула. Ну хоть какая-то хорошая новость. Но под тонкой как бумага больничной одеждой она вся тряслась. Конечно, скоро те же люди, которые приезжали к ней после смерти Тревора, объявятся снова. Не те, кто писал рассерженные письма. Доктор Санфорд. Надзиратель от полиции. Наконец, сами полицейские.
Так же, как и раньше, от неё будут ждать связного рассказа о происшедшем. Будут ждать, что она вспомнит мельчайшие детали. И, естественно, так же, как и раньше, она не сможет ничего вспомнить. Они всего минуту были рядом, а потом...
"Люси!" - Пенни ворвалась в комнату, держа в руках большой коричневый шар. Он растянулся настолько, что больше всего напоминал пластырь одной известной фирмы; синими наклонными буквами на его боку красовалось "Выпячивай это!". "Ну и как это называется?" - критически воззрилась она на трёх девушек. - "Типа вечеринка для тех, кто спит на ходу?"
Арриана расшнуровала ролики и вскарабкалась на крошечную кроватку рядом с Люси. В обеих кулаках она крепко сжимала кокосовые коктейли и положила голову на плечо Люси. Габби красила ногти на свободной от ореха руке Люси прозрачным лаком.
"Да", прокудахтала Арриана. "Присоединяйся к нам, Пенниливер. Мы просто хотели сыграть в Правду или Смерть. Мы позволим тебе быть первой."
Габби попыталась прикрыть смех изящно-притворным чиханием.
Пенни уперлась руками в бедра. Люси стало не удобно за нее, и она немного испугалась. Пенни выглядела довольно свирепой.
"Один из наших одноклассников умер вчера вечером," Пенни тщательно проговаривала. "И Люси, возможно, действительно причинили боль." Она покачала своей головой. "Как вы двое можете играть здесь в такое время?" Она понюхала. "Это алкоголь?"
"Ооооо", сказала Арриана, смотря на Пенни с серьезным лицом. "Он тебе нравился, не так ли?"
Пенни схватила подушку со стула стоящего за ней, и бросила ее в Арриану. Дело в том, что Пенни была права. Было странным, то как Габби и Арриана говорили о смерти Тодда… с такой легкостью. Как-будто они все время видели, как происходят подобные вещи. Будто их это трогало не так сильно, как затронуло Люси. Но они не могли знать, что Люси знала о последних минутах Тодда. Они не могли знать, почему она так болезненно все воспринимает сейчас. Она похлопала по ножке кровати Пенни и вручила ей, то что осталось в ее охлажденном кокосовом орехе.
"Мы вышли через задний выход, и затем —" Люси не смогла выговорить ни слова. "Что случилось с тобой и мисс Софи?"
Пенни с сомнением посмотрела на Арриану и Габби, но никто из них не двинулся, было неприятно. Пенни сдалась и присела на край кровати.
"Я просто пошла туда, чтобы спросить ее о-" Она взглянула на двух других девочек снова, затем проницательно посмотрела на Люси. "Вопрос, который у меня был. Она не знала ответа, но она хотела показать мне другую книгу".
Люси совсем забыла о ней, и о поисках с Пенни прошлой ночью. Казалось это все так далеко, и совсем не относилось к тому, что произошло.
"Мы отошли на пару шагов от стола Мисс Софии" Пенни продолжала, " и я заметила краем глаза массивную вспышку света. Ну, я имею ввиду, что я читала о самовозгорании, но это было..."
Все три девушки в едином порыве склонились к ней. История Пенни становилась просто сенсацией.
"Что-то должно было привести к возгоранию" сказала Люси, пытая отобразить картинку стола Мисс Софии в уме." Но я не думаю что в библиотеке был еще кто-то".
Пенни покачала головой. "Там никого больше не было. Мисс София сказала, что должно быть было короткое замыкание в проводе одной из ламп. Но чтобы там ни произошло, у этого огня было много топлива. Он добрался и до всех ее документов." Щелкнула она пальцами.
"Но она в порядке?" спросила Люси, перебирая пальцами край своей тонкой больничной одежды.
"В небольшом смятении, но в остальном всё в порядке," - сказала Пенни. - "Противопожарная система в конце концов включилась, но, думаю, многие её вещи сгорели. Когда ей сказали, что произошло с Тоддом, она, похоже, была слишком ошарашена, чтобы понять это".
"А может, мы все слишком ошарашены, чтобы понять это," - отозвалась Люси. На сей раз и Габби, и Арриана согласно кивнули. - "Ро... родители Тодда знают?" - спросила она, задаваясь вопросом, как же она объяснит всё это собственным родителям.
Она представила их заполняющих документы в фойе. Захотят ли они вообще ее увидеть? Свяжут ли они смерть Тодда со смертью Тревора….и проследят связь обеих ужасных историй с ней?
"Я слышала, как Ренди говорила с родителями Тодда," сказала Пенни. "Я думаю, что они подадут иск на школу. Его тело отправят обратно во Флориду сегодня позднее."
Что это было? Люси сглотнула.
"В Мече и Кресте будет поминальная служба по нему в четверг," тихо сказала Габби. "Даниэль и я помогаем в ее организации."
"Даниэль?" повторила она, до того как взяла себя в руки. Она взглянула на Габби, и даже убитая горем, она не смогла не вернуться к своему первоначальному впечатлению от этой девушки: белокурой соблазнительницы с розовыми губами.
"Он был тем, кто нашел вас двоих вчера вечером," сказала Габбе. "Он на руках перенес тебя из библиотеки в офис Рэнди."
Даниэль нёс её? В его объ... его руки вокруг неё? Воспоминание о сне тут же вернулось, и ощущение полёта - нет, плавания - накрыло её с головой. Внезапно она почувствовала, словно прикована к этой кровати. Ей страстно захотелось вновь оказаться в том же небе, том же дожде, почувствовать его рот, зубы, язык, встречающийся с её языком. Лицо разгорелось, сначала от желания, а потом от мучительной невозможности всего этого; во всяком случае, до тех пор пока она бодрствует. Те великолепные, ослепительные крылья не были единственной фантастической вещью из её сна. На самом деле Даниэль всего лишь отнёс её в кабинет медсестры. Он никогда не захотел бы её, не стал бы брать её на руки, только не так.
"Мм, Люси, с тобой всё нормально?" - спросила Пенни. Она обмахивала разгоревшиеся щёки Люси коктейльным зонтиком.
"В порядке," сказала Люси. Она была не в состоянии выбросить из своей головы, те крылья. Забыть как ощущалось его лицо радом с ее. "Мне кажется, я уже почти выздоровела."
Габби похлопала ее по руке. "Когда мы услышали о том, что случилось, мы умаслили Рэнди позволить нам навестить тебя," сказала она закатив глаза. "Мы не хотели, чтобы ты проснулась в одиночестве."
В дверь постучали. Люси ожидала увидеть взволнованные лица своих родителей, но никто не вошел. Габби встала и взглянула на Арриану, которая даже не пошевелилась. "Вы ребята, оставайтесь здесь. А я все улажу."
Люси все еще не отошла от того, что они сказали ей про Даниэля. Несмотря на то, что это не имело никакого смысла, она хотела, чтобы это был он за дверью.
"Как она?" спросил кто-то шепотом. Но Люси все расслышала. Это был он. Габби пробормотала что-то в ответ.
"Что это ещё за собрание?" - взревела где-то за дверью Рэнди. Сердце Люси рухнуло в пятки: это означало, что время визитов истекло. - "Те хулиганы, кто будет выпрашивать разрешение и таскаться за мной по пятам, останутся после уроков. И нет, Григори, не суйте мне цветы, я взяток не беру. Марш все в автобус!"
Арриана и Пенни съёжились, услышав голос дежурной, а потом быстро полезли прятать кокосовые орехи под кровать. Пенни запихнула коктейльные зонтики к себе в пенал, а Арриана распылила в воздух какие-то духи с запахом мускуса и ванили. Она сунула Люси мятную жвачку.
Пенни поперхнулась, оказавшись в плавающем облаке духов, потом наклонилась к Люси и прошептала: "Когда вернёшься на своих двоих, мы обязательно найдём книгу. Думаю, нам обеим не помешает чем-то заняться, чтобы не давать себе думать об этом".
Люси благодарно сжала руку Пенни и улыбнулась Арриане, которая, впрочем, была слишком увлечена зашнуровыванием роликов, чтобы что-нибудь услышать.
Рэнди неуклюже протиснулась в дверь. "Ещё одно сборище!" - пролаяла она. - "Просто невероятно".
"Мы уже..." - начала Пенни.
"Уходим," - закончила за неё Рэнди. В руках она держала букет диких белых пионов. Как странно. Это же любимые цветы Люси. Их невероятно трудно достать здесь, да ещё цветущими.
Рэнди открыла тумбочку под раковиной, заглянув туда на минуту, достала маленькую, пыльную вазу. Она наполнила её мутной водой из крана, всунула цветы, и поставила вазу на стол рядом с Люси. "Это от ваших друзей" - сказала она, " которые будут делать все, до отъезда"
Дверь была открыта настежь, и Люси могла видеть Даниэля, прислонившегося к раме. Его подбородок был поднят, а серые глаза были наполнены беспокойством. Он встретился взглядом с Люси и улыбнулся. Когда Даниэль убрал волосы с глаз, Люси увидела мелкие, темно-красные шрамы на его лбу.
Рэнди проводила Пенни, Арриану и Габби за дверь. Но Люси не могла оторвать взгляда от Даниэля. Он поднял руку в воздух и что-то беззвучно сказал, что означало "Прости" так она думала, как раз до того как Рэнди вывела их.
"Я надеюсь они тебе не надоели," сказала Рэнди, стоя в дверном проеме, с хмурым взглядом.
"О нет!" Люси покачала головой, понимая, насколько она полагается на лояльность Пенни и причудливая способность молниеносной Aррианы, тоже подымали настроения. Габби, также была действительно добра к ней. И Даниэль, хотя она едва видела его, сделал многое, чтобы восстановить ее спокойствие, о чем он может никогда не узнает. Он пришел, чтобы проведать ее. Он думал о ней.
"Хорошо," сказала Рэнди. "Поскольку приемные часы еще не закончены."
Снова, сердце Люси затрепетало, она так ждала встречи с ее родителями. Но там было просто оживленное движение на линолеуме, и вскоре Люси увидела крошечные черты мисс Софии. Яркое осеннее пончо было накинуто на худенькие плечи, а губы были выкрашены в яркий красный цвет. За ней шел короткий, лысый человек в костюме и два полицейских, один пухлый, а один худой, с лысеющей головой и скрещенными руками.
Пухлый офицер полиции был молод. Уселся на стуле рядом с Люси, затем - заметив, что никто не желает сесть - встал вновь и скрестил руки.
Лысый мужчина шагнул вперед и подал Люси руку. "Я Г-н Шульц, адвокат "Меча и креста"." Люси сухо пожала ему руку. "А вот этот офицер задаст вам несколько вопросов. Ничего из сказанного не будет использоваться в суде, им нужно лишь только уточнить все детали недавнего происшествия"
"И я настаиваю на том, чтобы находиться здесь во время допроса Люсинды," Мисс Софии добавила, приближаясь к Люси, чтобы погладить ее волосы. "Как ты, милая? " - прошептала она. "В состоянии шоковой амнезии?"
"Я в порядке"
Люси замолчала, поскольку она заметила еще две фигуры в дверном проеме. Она почти разрыдалась, когда увидела темную, кучерявую голову ее матери и большие черепаховые очки ее отца.
"Мама," прошептала она, слишком тихо, чтобы кто-нибудь еще расслышал. "Папа".
Они бросились к кровати, бросив свои вещи около нее, и сжали ее руками. Она хотела бы обнять их так сильно, но чувствовала себя слишком слабой, чтобы сделать намного больше того, чем просто сидеть на месте и чувствовать тепло их прикосновения. Их глаза были такими же испуганными, как она чувствовала себя.
"Милая, что произошло?" спросила ее мама.
Она не сказала ни слова.
"Я сказал им, что вы невиновны," сказал Мисс Софья, и обращаясь к офицерам напомнила. "Суеверные обобщения отвратительны."
Конечно, у них был несчастный случай Тревора в отчете, и конечно полицейские найдут это... замечательным в свете смерти Тодда. У Люси было достаточно практики общения с полицейскими, и она знала, что общение с ними оставляет лишь разочарование и раздражение.
Полицейский был худым, с длинными серыми от седины, бакенбардами. Ее открытый файл в его руке, казалось, требовал его полного внимания, потому что он ни разу не взглянул на нее.
"Мисс Прайс," сказал он с легким южным акцентом. "Почему вы и Мистер Хаммонд оказались в библиотеке в столь поздний час, тогда как все остальные студенты были на вечеринке?"
Люси взглянула на своих родителей. Ее мама нервно жевала губы, накрашенные губной помадой. А лицо ее отца было белое, как простыня.
"Я была не с Тоддом," сказала она, не понимая к чему клонит этот вопрос."Я была со своей подругой Пенни. И мисс София тоже была там. Тодд был в библиотеке сам по себе, что-то читал, и когда начался пожар, я потеряла Пенни, Тодд был единственным, кого я могла найти."
"Единственный кого вы смогли найти ... для того, чтобы сделать что-то с"?
"Подождите минуту." Г-н. Шульц шагнул вперед, чтобы прервать полицейского. "Это было несчастным случаем, смею Вам напомнить. Вы не допрашиваете подозреваемого."
"Нет, я хочу ответить" сказала Люси. В этой маленькой комнатке было столько народу, что она не знала куда смотреть. Она взглянула на полисмена."что вы имеете в виду?"
"Вы вспыльчивый человек Мисс Прайс? " Схватил он папку. "Назвали бы вы себя замкнутой?"
"Хватит", прервал ее отец.
"Да, Люсинда - серьезная студентка", добавила мисс София. "У нее не было никакой неприязни к Тодду Хэммонду. То что случилось, было несчастным случаем, не больше."
Офицер посмотрел в сторону открытой двери, словно желая увидеть мисс Софи за ней. "Да, мэм. Ну, в связи с событиями, которые произошли в школе, было бы не вполне уместно говорить о невиновности."
"Я рассказала вам все, что знала," сказала Люси, комкая край простыни. "Мне нечего добавить".
Она сдерживалась, как могла, говоря медленно и четко, так, чтобы не вызвать новых вопросов у родителей, таким образом полицейский сможет сделать заметки. Она не дала волю своим эмоциям, которых, как казалось, ожидали все. И если также учитывать отсутствие теней - эта история имела очень большой смысл.
Они бежали к задней двери. Они нашли выход в конце длинного коридора. Ступени прекращались быстро, крутым выступом, и она и Тодд оба бежали с такой скоростью, что они не могли остановиться, чтобы не упасть вниз по лестнице. Она потеряла его след, достаточно сильно ударившись головой и не проснувшись здесь, двумя часами позже. Это было все, что она помнила.
Она позволила им немного поспорить. Была только ее точная память о той ночи, которая зацепила ее саму.
Когда все закончилось, Г-н. Шульц, наклонив голову к офицеру полиции, спросил, ли он доволен, и Мисс София широко улыбнулась Люси, словно вместе они достигнут что-то невозможное. Мама Люси глубоко вздохнула.
"Мы поразмышляем над этой ситуацией", сказал тонкий офицер, закрывая файл Люси с неким смирением, казалось, что он хотел, чтобы его поблагодарили за его службу.
Потом четверо из них покинули комнату и она осталась одна, с родителями.
Она наградила их хорошим взглядом заберите-меня-домой. Губы ее матери дрожали, но ее отец только сглотнул.
"Рэнди заберет твои вещи в Меч & Крест после обеда", сказал он."Не выгляди столь шокированной, дорогая. Доктор сказал, что ты в порядке".
"Более чем прекрасно", сказала ее мама, но оно прозвучало сомнительно.
Отец погладил ее по руке. "Мы увидим тебя в субботу. Еще несколько дней".
Суббота. Она закрыла глаза. День родителей. Она ждала его с тех пор, как прибыла в Меч & Крест, но сейчас все было испорчено смертью Тодда. Казалось, что ее родители жаждали покинуть ее. Они придерживались мнения, не желая иметь дело с действительность, чтобы поменять исправительную школу дочери. Это было достаточно нормально. Она не могла критиковать их, на самом деле.
"Сейчас немного отдохни, Люси," сказал ей отец, поцеловав ее в лоб. "У тебя, была долгая, трудная ночь."
"Но-"
Она была без сил. Она на мгновение закрыла глаза, и когда она их снова открыла, ее родители уже махали ей из дверного проема.
Она выхватила белый, пухлый цветок из вазы и медленно поднесла его к своему лицу, любуясь глубокими листьями и хрупкими лепестками, все еще сырыми от нектара в его середине. Она вдыхала мягкий, пряный аромат цветка.
Она попыталась представить себе, как бы они смотрелись в руках Даниэля. Теряясь в догадках, где он их достал, и с какой целью
Выбор цветка - был очень странным. Дикие пионы не росли в заболоченных местах Джорджии. Они даже не прижились бы к почве в саду ее отца, в Фондерболте. Более того, они не были похожи ни на какие пионы, которые Люси когда-либо видела прежде. Цветки были размером с ее ладони, сложенные вместе, а их запах напомнил ей о чем-то, смутном, неуловимом.
Категория: Книга "Падшие" | Добавил: Demetri_Volturi (06.03.2010)
Просмотров: 474 | Теги: перевод | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

Мини-чат
500

Категории
Книга "Падшие" [24]
Книга "Падшие" - любительский перевод

Форма входа

Опрос
Ваша любимая книга из серии "Падшие"?
Всего ответов: 182

Статистика

Наш Баннер